Биография А.Р. Лурии

Страница 3

На заседании ученого совета, где был заслушан предварительный доклад В.П. Зинченко о кандидатской диссертации, Александра Романовича попросили выступить официальным оппонентом. Он согласился. Спустя несколько дней, при встрече с Владимиром Зинченко он сказал: «Володя, я уже написал отзыв на твою диссертацию, когда же я, наконец, ее увижу?» Скорее всего, он написал ее сразу же после ученого совета.

Систематичность А.Р. Лурия была поразительной. За месяц до своей кончины в день 75-летия он показал Владимиру Зинченко, как подготовился к смерти. На полках книжного шкафа были расставлены папки с неопубликованными работами. Шутя, он сказал, что осталась самая простая часть работы: подойти, взять папку и отнести в издательство. Как показали годы, эта часть работы пока является непосильной [2,74].

В общении поражала его быстрота и обязательность. Но самое удивительное – это атмосфера, которую он умел создать вокруг себя. В его окружении не было никакого ощущения изолированности. С этой идеологической открытостью коррелировала открытость дома. Большая профессорская квартира в двух шагах от Ленинки была открыта не только для коллег, но и для студентов, которым даже разрешалось брать с собой раритетные книги. Кстати, его студенты совместно составляли университетские руководства по общей психологии. Лурия следил за тем, чтобы его сотрудники и студенты выступали с докладами, и сам организовывал неформальные научные семинары, проходившие у него дома, в университете или в госпитале Бурденко. Попадавшие в Москву знаменитости неизменно приглашались для таких выступлений. Он сам переводил иностранных гостей, причем часто не выдерживал рамок этой роли и скорее комментировал сказанное. Прослушав первые фразы доклада крупнейшего американского специалиста по развитию ребенка Джерома Брунера вместо перевода, сказал: «Ну, здесь нет ничего нового – мы с Выготским знали все это 40 лет назад!». На экзаменах Лурия был предельно либерален: «Если студент не знает материал, то и списать не сможет». Он даже специально советовал студентам перед экзаменами готовить шпаргалки! На экзаменах всегда задавал одни и те же вопросы с незначительными вариациями. Вообще был добр к студентам и сотрудникам. Знал, кто нуждается в помощи, и помогал многим, в том числе и материально.

Одновременно Лурия вполне мог быть жестким и безаппеляционным. В дискуссиях о роли учения И.П. Павлова для психологии, публично говорил, что величие человека можно измерять тем количеством лет, на которое он задержал развитие науки. Там, где научные противоречия приобретали характер морального противостояния, проявлял себя как настоящий боец. Ненавидел карьеризм и подонков от науки, серьезные моральные проступки не прощал даже друзьям. Как пишет Елена Александровна Лурия, эти люди просто переставали для него существовать. Наученный опытом «средневековья» - 30-50-х годов, предупреждал о готовности многих идти по трупам. Частым словом в его лексиконе было «халтура». На защитах говорил правду в глаза и действительно останавливал проходимцев, по крайней мере, на том участке, где он еще это мог сделать. «Вы ошиблись. Эту работу Вы должны были бы представить для защиты на кафедру научного коммунизма. Психология – экспериментальная наука. Вы ошиблись дверью». Многих в околонаучных кругах это непосредственно задевало, и декан факультета по секрету рассказывал о письмах граждан с немыслимыми обвинениями [5,3].

Александр Романович использовал каждую возможность, чтобы увлечь других своим делом. Многие зарубежные и отечественные нейропсихологии признают, что выбрали профессию в результате встречи с ним. Проходя по университетскому двору, он часто подходил к группам студентов: «Ну как же можно стоять вот так часами и совсем ничего не делать!». Б.М. Величковский вспоминает: «Когда я стал его ассистентом, меня и моих близких будили его звонки около 7 часов утра: «Боря, ты еще спишь?!» Лурия заставлял его ходить на свои лекции, которые тогда казались Величковскому скучными. Однажды предложил прочитать лекцию вместо себя. К этому выступлению Величковский тщательно готовился неделю, а в итоге прочитал ее за 15 минут в одной аудитории старого здания МГУ [5,5].

Страницы: 1 2 3 4

Другие статьи:

Теоретические аспекты понятия «профессиональные интересы»
За определение понятия «профессиональный интерес» можно взять формулировку Кревневича В.В.: «Под профессиональным интересом, - писал он, - мы понимаем окрашенное положительным эмоциональным тоном отношение человека к определенной професси ...

Понятие самооценки.
Самооценка является сложным личностным образованием и относится к фундаментальным свойствам личности. В ней отражается то, что человек узнает о себе от других, и его собственная активность, направленная на осознание своих действий и лично ...

Нейропсихология как достижение и основное направление в деятельности А.Р. Лурия
Луриевская нейропсихология берет свое начало в психологии, ее источником являются общепсихологические представления о структуре и строении психических функций. В то время как западная нейропсихология в значительной степени «выросла» из ме ...